Приоритеты и заблуждения в экологической проблематике
Главная страница по-русски No English version of current document Биотическая регуляция окружающей среды

Биотическая регуляция переехала на новый сайт.
Вы находитесь на первом сайте биотической регуляции.
С 14 февраля 2008 г. он не обновляется.
Добро пожаловать на www.bioticregulation.ru!

Об основных приоритетах и заблуждениях
в глобальной экологической проблематике:
естественная природа и народонаселение

Горшков В.Г., Макарьева А.М.

Положения доклада на региональном семинаре
"Механизмы вовлечения бизнеса в инициативы устойчивого развития Центральной Азии", Чолпон-Ата, Кыргызстан, 18-19 июля 2003 г.

 

1. Биотическая регуляция окружающей среды

Жизнь возможна в узких пределах состояния окружающей среды (температура не может выходить за пределы от 0 оС до 60 оС, концентрация биогенов в атмосфере, воде и почве также ограничена сверху и снизу).

Жизнь основана на биохимических реакциях преобразования неорганических веществ окружающей среды в органические, и наоборот. Мощность биохимических потоков синтеза и разложения такова, что в отсутствие связи потоков синтеза и разложения изменение окружающей среды до непригодного для жизни состояния может произойти за десятки лет. Люди добавили к этому синтез и разложение различных продуктов цивилизации, при отсутствии связи между которыми окружающая среда может прийти в негодность за времена порядка сотни лет за счет накопления загрязнений.

Считается, что в доиндустриальную эпоху окружающая среда оставалась пригодной для жизни в результате точного равенства синтеза и разложения органических веществ биоты, что рассматривалось как замкнутость биохимического круговорота веществ (см., например, Коммонер, 1974). Поэтому предполагается, что в соответствие с нуждами растущей численности населения планеты допустима любая перестройка и освоение биосферы, рассматриваемой как ресурс цивилизации, при единственном условии - ликвидации промышленных загрязнений, т.е. переходе к безотходным технологиям, что и решает все экологические проблемы. Это первое и главное заблуждение текущего момента.

Существующая сейчас окружающая среда является физически неустойчивой по отношению к переходу в полностью непригодные для жизни состояния полного оледенения с температурой -100 оС или полного испарения океанов с температурой +400 оС за времена порядка тысячи лет (Budyko, 1969; Ingersoll, 1969; North et al., 1981; Макарьева, Горшков, 2001; Gorshkov, Makarieva, 2002). Поэтому если точно замкнуть биохимические и промышленные круговороты веществ, исключив, таким образом, влияние жизни на окружающую среду (что эквивалентно безжизненной планете), окружающая среда перейдет в непригодное для жизни состояние за времена, меньшие сотни лет, т.е. за времена, намного меньшие времени перехода в физически устойчивые состояния.

Все упомянутые выше оценки временных интервалов получены на основании количественного анализа имеющихся эмпирических данных. Уже отсюда следует, что при полной замкнутости биохимических круговоротов, т.е. отсутствии направленного воздействия жизни на окружающую среду, существование жизни невозможно.

В действительности, невозможна и сама мифическая замкнутость круговоротов в форме точного равенства потоков синтеза и разложения органических веществ, т.е. полное отключение воздействия жизни на окружающую среду. Синтез и разложение производятся различными организмами биоты и не могут совпадать друг с другом в любые моменты времени. Их скоррелированная связь возникает не в результате равенства потоков синтеза и разложения, а в результате существования порога чувствительности биоты eb (eb << 1) к относительному изменению характеристик состояния (температур, масс, концентраций) окружающей среды. Биота начинает реагировать, когда относительные изменения превышают порог чувствительности eb, и никак не реагирует, если эти изменения меньше eb. Совершенно так же мы начинаем чистить свою квартиру, когда ее загрязнения становятся для нас заметными.

Очевидно, что биота должна одинаково реагировать как на изменения окружающей среды, вносимые самой биотой, так и на абиотические физические изменения и изменения, вызываемые человеческой деятельностью.

Таким образом, мы приходим к безальтернативному выводу, что устойчивое существование жизни на Земле возможно при поддержании биотой всех характеристик окружающей среды, сформированных самой биотой. Это свойство жизни ниже называется биотической регуляцией окружающей среды. Чувствительность биоты eb является фундаментальной экологической характеристикой биосферы. По нашим оценкам эта величина имеет порядок 10-3-10-4 (Gorshkov et al., 2000).

 

2. Принципы функционирования жизни

Прогресс цивилизации привел к тому, что человек научился быстро ездить, летать, проник в космос, освоил почти всю биоту суши. Однако человек не научился управлять погодой, климатом и окружающей средой. Биота, управляющая окружающей средой, накопила в процессе эволюции огромное количество генетической информации, покрыла сплошным покровом всю Землю и развила потоки переработки информации, недостижимые ни при каком развитии цивилизации. Биосфера содержит около 1030 клеток живых организмов, каждая из которых перерабатывает порядка 108 бит/с, т.е. столько, сколько современный персональный компьютер. Нетрудно оценить, что поток информации, развиваемый биотой Земли, на 20 порядков превосходит потоки информации в современной цивилизации. Пропасть в 20 порядков никогда не удастся перескочить (Горшков, 1996; Gorshkov et al., 2000; Горшков и др., 2002). Представление о том, что биотическое управление окружающей средой может быть заменено техническим, является вторым распространенным заблуждением текущего момента.

Фантастическая сложность жизни является необходимым свойством обеспечения биотической регуляции окружающей среды. Необходимая для регуляции деятельность всех живых организмов в составе естественных сообществ запрограммирована в генетической информации биологических видов. Любое изменение или ликвидация (путем искусственного отбора, генной инженерии или интродукции инородных видов в сообщество) этой информации ухудшает или полностью разрушает биотическую регуляцию. Надежды на улучшение деградировавшей в результате человеческой деятельности окружающей среды путем замены естественных аборигенных сообществ искусственными (например, превращение "пустыни в цветущий сад") является частным проявлением упомянутого выше второго заблуждения. Только ненарушенные естественные сообщества биоты могут обладать максимально возможным потенциалом биотического управления окружающей средой.

Как известно, упорядоченность замкнутых систем может только уменьшаться, переходя в полную хаотичность, что носит название второго начала термодинамики. Упорядоченность открытых систем может увеличиваться за счет поглощения упорядоченности внешних потоков энергии. Но такое увеличение упорядоченности любых нелинейных физических систем всегда ограничено определенным пределом, зависящим от поглощаемого внешнего потока. Такой процесс называют физической самоорганизацией. Оценки показывают, что упорядоченность существующей жизни (плотность запаса информации в единице объема) на 24 порядка превосходит упорядоченность любых физических систем в любых существующих внешних потоках (Горшков, Макарьева, 2001). Поэтому физическая самоорганизация (самозарождение) современной жизни невозможна (это известно со времен Пастера). Следовательно, несмотря на потребление потоков питания к живым организмам применимо второе начало термодинамики - жизнь любого организма оканчивается смертью. Устойчивость жизни любого уровня сложности от одноклеточных и многоклеточных организмов до социальных структур и экологических сообществ основана на новом принципе, не имеющем места в физических системах. Это принцип образования популяций однородных самовоспроизводящихся живых систем и включения конкурентного взаимодействия и стабилизирующего отбора внутри популяции. Именно стабилизирующий отбор на основе внутривидовой конкуренции, а не эволюция, является основным свойством жизни, ее фундаментальным отличием от физических самоорганизующихся систем. Эволюция же является необязательным следствием стабилизирующего отбора. Надежды на объяснение наблюдаемой сложности жизни и эволюции путем физической самоорганизации нелинейных физических систем является третьим распространенным заблуждением текущего момента.

 

3. Экологические принципы биотической регуляции окружающей среды

Биотическая регуляция окружающей среды возможна, если виды сообщества сохраняют генетическую информацию о том, что представляет собой оптимальная для жизни окружающая среда, и как необходимо производить компенсацию нарушений нормального состояния. Это означает, что виды не могут адаптировать свою генетическую программу и приспосабливаться к любым произвольным изменениям окружающей среды. Отсутствие подобной адаптации объясняется наблюдаемым постоянством морфологических и, следовательно, генетических характеристик вида на протяжении наблюдаемого по палеоданным времени существования вида. Об этом свидетельствует также отсутствие переходных форм между всеми существующими сейчас видами (Горшков и др., 1999). Если бы естественные виды генетически приспосабливались (адаптировались) к любым изменениям окружающей среды, то они не могли бы останавливать эти изменения и, следовательно, биотической регуляции быть бы не могло. А без последней, как показано выше, не могло бы быть и жизни. Представление о возможности приспособления (адаптации) биоты к любым, в том числе антропогенным, изменениям окружающей среды является четвертым заблуждением текущего момента.

Следствием четвертого заблуждения является широко распространенная озабоченность низким внутривидовым генетическим разнообразием, наблюдаемым, например, у гепарда (Cohn, 1986). При этом предполагается, что высокое внутривидовое генетическое разнообразие увеличивает адаптивный потенциал вида - способность вида приспосабливаться к изменяющимся условиям окружающей среды. В действительности, низкое внутривидовое генетическое разнообразие популяции свидетельствует о близости всех особей к нормальному типу и малой доле уродливых особей с частично стертой генетической информацией. Именно низкое внутрипопуляционное генетическое разнообразие характеризует информационную программу вида, обеспечивающую как эффективное участие в управлении окружающей средой, так и возможность существования вида в различных внешних условиях. Наибольшее генетическое разнообразие наблюдается у видов, подвергавшихся искусственному отбору и утерявших способность к участию в управлении окружающей средой (Горшков, Макарьева, 1997; Gorshkov et al., 2000; Makarieva, 2001).

Созданная и поддерживаемая биотой окружающая среда не может лимитировать ее функционирование (биотическую регуляцию, продукцию и разложение органического вещества). Лимитирование различными биогенами и действие принципа Либиха возникает только в нарушенных условиях, в частности, при перенесении аборигенных видов одного сообщества в чужеродное, неестественное для этих видов сообщество. Кроме того, лимитация функционирования возникает при культивировании распадных изменений в генетической программе вида, как это практикуется для освоенных человеком культурных сортов растений и пород животных. Необоснованное распространение принципов лимитации на ненарушенную биоту часто приводит к неразрешимым противоречиям (Gorshkov et al., 2001; Makarieva et al., 2002). Использование принципов лимитации в применении ко всей ненарушенной биоте суши и океанов является пятым заблуждением текущего момента.

Экологические сообщества содержат программу восстановления после внешних нарушений. В нормальном ненарушенном состоянии сообщество способно поддерживать определенное распределение численностей особей по видам и оптимальное состояние окружающей среды с максимальной эффективностью, т.е. с наибольшей скоростью компенсации любых отклонений от нормы. После прекращения действия внешнего нарушения происходит существенное изменение распределения видов в сообществе. Доминантными становятся виды, способные к максимально быстрому возврату окружающей среды к нормальному состоянию. По выполнению своих функций эти "ремонтные" виды уступают свое место другим видам, наиболее эффективно функционирующим в следующей стадии восстановления (сукцессии) до тех пор, пока нормальное (ненарушенное) сообщество и окружающая его среда не будут полностью восстановлены. Так как "ремонтные" виды всех стадий вытесняются другими видами, то это означает, что они изменяют окружающую среду в неблагоприятном для себя направлении (Горшков и др., 1999). Это свидетельствует в пользу существования биотической регуляции, а не против нее, так как в период восстановления произведенных внешних нарушений биотическое управление ослаблено или отсутствует вовсе. В этом смысле восстановление экосистем после внешних нарушений эквивалентно регенерации нарушенных рабочих органов в организме. Вытеснение одних ремонтных видов другими имеет место только в процессе восстановления нарушенного сообщества и часто ошибочно интерпретируется как межвидовое конкурентное взаимодействие. Поддержание лесных экосистем в состоянии непрерывной сукцессии, вырубая лес каждые 40-50 лет, эквивалентно поддержанию больного человека в состоянии непрерывного выздоровления. Представления о необходимости или допустимости вырубки "перестойного" ненарушенного леса является шестым заблуждением текущего момента.

 

4. Математические модели в климатологии и экологии

Отметим, что перечисленные шесть видов заблуждений текущего момента, существующие в современной климатологии и экологии, могли возникнуть только в этих науках. Причина заключается в отсутствии возможности быстрой эмпирической проверки базовых положений, на которых строится все остальное здание этих наук. Многочисленные, но разрозненные и часто неправильно интерпретируемые эмпирические данные, накопленные в этих науках, обрабатываются на основе разнообразных компьютерных моделей. Основная цель этих моделей - подобрать параметры предполагаемых корреляционных связей так, чтобы они проходили через все эмпирические точки. При появлении новых эмпирических данных в модели добавляются дополнительные параметры. Многие из этих моделей прямо нарушают законы сохранения энергии и вещества, а также второе начало термодинамики, что иногда признается самими авторами моделей как обычное явление (см., например, Kooijman, 2000). Теоретическим оправданием построения подобных моделей является так называемая общая теория систем или системный подход, инициированный Берталанффи в середине ХХ столетия (von Bertalanffy, 1968), которая является завуалированной научной патологией. Такие модели дают различные, часто прямо противоположные, предсказания. Информация, содержащаяся в подобных моделях, не отличается от информации таблиц существующих данных. Следует подчеркнуть, что в любой науке не может быть "плюрализма мнений". Последний означает наличие хаоса и отсутствие информации в соответствии с известным определением этого понятия (Больцманн, 1953; Шеннон, 1963; Brillouin, 1956). В областях, где продолжает культивироваться "плюрализм мнений", нет науки. Наука существует по ее определению только там, где на каждый поставленный вопрос есть только один правильный ответ.

Перечисленные выше заблуждения не могли бы возникнуть в таких науках как физика, химия и некоторые разделы биологии, имеющие прямую связь с экспериментом и непосредственный выход в технику. При наличии заблуждений техника перестает функционировать. (Частично подобные заблуждения начали появляться и в последних науках при вере в возможность замены прямых измерений компьютерным моделированием, что немедленно сказывается, например, в увеличении числа космических и авиакатастроф.)

Мы настаиваем на том, что перечисленные шесть заблуждений действительно являются заблуждениями, а не возможными альтернативными взглядами на рассматриваемые проблемы. Все наши выводы, сделанные выше, основаны на использовании существующих твердо установленных законов сохранения энергии, вещества и второго начала термодинамики, а также других твердо установленных законов и фактов. В то время как альтернативные представления, названные нами заблуждениями, противоречат этим законам.

 

5. Методы решения экологических проблем

А) СОХРАНЕНИЕ МЕХАНИЗМА БИОТИЧЕСКОЙ РЕГУЛЯЦИИ

Таким образом, мы приходим к выводу, что для сохранения жизни на Земле нужно сохранить достаточную интенсивность биотической регуляции окружающей среды. Для этого необходимо сохранить глобальные по своим масштабам территории, покрытые ненарушенными сообществами биоты.

В ненарушенной биоте каждый организм всех естественных видов сообщества выполняет определенную работу по поддержанию устойчивости окружающей среды. Необходимую для этого энергию питания поставляет ему само сообщество. Скоррелированное взаимодействие всех видов сообщества возможно при строго определенном распределении плотностей численности особей каждого вида. Аналогично, слаженная работа завода, выпускающего конкретную продукцию, возможна при строго определенных численностях рабочих в различных цехах, инженерного состава и администрации.

В каждой климатической зоне сформировано естественное сообщество с наиболее эффективным управляющим потенциалом. Все виды сообщества имеют строго определенные плотности численностей особей и выполняют конкретную работу по участию в управлении окружающей их средой. Любое изменение плотности численностей особей с выходом за допустимые пределы их флуктуаций уменьшают или полностью разрушают биотический потенциал управления. В частности, это может происходить при изъятии аборигенного вида, интродукции инородного вида в сообщество или генетической модификации аборигенных видов.

Действия цивилизованного человека, происходящие во всех трех направлениях, являются разрушающими во всех естественных сообществах. Нарушенная человеком биота - возделываемые поля, пастбища, парки, эксплуатируемые леса и водоемы - используется для максимально эффективного удовлетворения относительно простых потребностей человека, в основном, питания. Нарушенная человеком биота сохраняет основные особенности жизни, в ее основе по-прежнему находятся информационные молекулы ДНК, но они уже не выполняют сложнейших функций управления окружающей средой. Ситуация подобна той, когда суперсовременный компьютер используется для игр в крестики-нолики.

Огромная величина продуктивности ненарушенной биоты позволяет ликвидировать значительные флуктуации окружающей среды, связанные, например, с вулканическими извержениями, за времена порядка 10 лет в том случае, когда ненарушенная биота занимает большую часть поверхности планеты (Gorshkov et al., 2000). Существуют также крупные редкие флуктуации окружающей среды, связанные с изменениями солнечной активности и плохо изученными процессами в недрах Земли, приводящие, например, к чередованию ледниковых и межледниковых периодов. Обратимость этих процессов однозначно указывает на то, что биотическая регуляция продолжает действовать в любые периоды времени. Биота останавливает эти изменения, однако неспособна полностью предотвратить их возникновение. Даже в самые катастрофические периоды оледенения территории, покрытые ненарушенной биотой, сокращались, по-видимому, менее чем в два раза. При этом время восстановления окружающей среды после обычных флуктуаций увеличивалось с 10 до 20 лет, т.е. не менялось по порядку величины. Это было возможно лишь потому, что территории, покрытые ледниками и лишенные биоты, не давали вклада в биохимические круговороты и не участвовали в биотическом управлении.

Совершенно другая ситуация возникает в настоящее время, когда более 60% территории суши освоены человеком и покрыты сильно нарушенной биотой (World Resources, 1988). Эта нарушенная биота обладает прежней или большей продуктивностью ("пустыня, превращенная в цветущий сад"), но лишена способности к биотической регуляции окружающей среды. При продолжении освоения природы и сокращения ненарушенных территорий биотический потенциал управления окружающей средой может быть полностью утрачен. При этом начнется не глобальное потепление или похолодание на несколько градусов с незначительной сменой климатических зон, а быстрый и необратимый переход в полностью непригодные для жизни состояния.

Поэтому основной экологической задачей является определение относительной величины территорий, которые должны быть заняты ненарушенной биотой для того, чтобы последняя обладала достаточной мощностью для обеспечения устойчивости глобальной окружающей среды и климата. При анализе глобального круговорота углерода мы получили, что остановка прироста концентрации CO2 в атмосфере может быть приближенно достигнута уже при существующей численности населения планеты путем сокращения вдвое территории эксплуатируемых лесов (Gorshkov, Makarieva, 1998; Gorshkov et al., 2000). Однако, как выяснилось в последнее время, основой биотической регуляции приземной температуры является не атмосферный CO2, а водный режим планеты (Макарьева, Горшков, 2001; Gorshkov, Makarieva, 2002). При этом наблюдаемый рост концентрации CO2 при условии сохранения территорий, покрытых ненарушенной биотой, не меняет устойчивости климата. Ограничения на искажение водного режима гораздо более жесткие. В частности, очевидно, что не может быть и речи о повороте или даже незначительном изменении течения сибирских рек.

Для обращения (т.е. для возврата в доиндустриальное ненарушенное состояние), а не для необходимой остановки глобальных изменений необходимо сократить глобальную долю потребления продукции биосферы человеком до величины порядка 1%. Сейчас эта доля составляет примерно 10% (Горшков, 1995; Gorshkov et al., 2000). Продолжающееся быстрое освоение биосферы и сокращение территорий, покрытых ненарушенной биотой, подрывает потенциал биотической регуляции и уменьшает устойчивость окружающей среды, что проявляется в увеличении числа региональных катастрофических флуктуаций (наводнений, засух, длительности неестественно жарких или холодных периодов).

Б) ЧИСЛЕННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ И РАЗЛИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ ЭНЕРГИИ

Человечество смогло многократно превысить допустимую численность благодаря использованию внешних источников энергии. Это, в основном, ископаемое топливо в форме жидких продуктов нефти и натурального газа. Как хорошо известно, запасы этих продуктов ограничены (Meadows et al., 1992) и будут истощены в ближайшие десятилетия. Вся промышленность, транспорт и отопительные системы работают на жидком и газообразном топливе с коэффициентом полезного действия в десятки раз большим, чем на каменном угле. Поэтому большие запасы каменного угля не смогут компенсировать истощение запасов нефти и газа. Ископаемое топливо - это продукт деятельности биоты предшествующих геологических периодов. Поэтому ненарушенная биота способна справиться практически с любыми загрязнениями окружающей среды, вызываемыми сжиганием ископаемого топлива.

Ядерная энергия никогда не использовалась естественной биотой, поэтому биота не способна к утилизации отходов ядерного топлива. Ядерная энергия неестественна для жизни, не должна использоваться и человеком. Энтузиазм в отношении возможности использования ядерной энергии значительно поубавился после Чернобыльской катастрофы. Общая доля ядерной энергии во всей цивилизации не превосходит нескольких процентов. (Во Франции ядерные электростанции дают около 70% всей электроэнергии. Однако электроэнергия составляет порядка 10% всего энергопотребления цивилизации. Поэтому доля ядерной энергии в общем энергопотреблении Франции также невелика.) Запасы наиболее безопасной ядерной энергии деления обогащенного урана незначительны, и они истощаются с той же скоростью, как и запасы жидкого и газообразного топлива (Meadows et al., 1972; Mesarovic, Pestel, 1974; Meadows et al., 1992). Нет никакого прогресса в отношении овладения управлением значительно больших запасов термоядерной энергии синтеза.

В природе не существует никаких альтернативных источников энергии, которые могли бы заменить мощность ископаемых источников энергии в современном объеме. Мощность так называемых возобновляемых источников энергии (гидромощности рек, ветровая, геотермальная и приливная мощности) составляют менее десятой части современной мощности потребления ископаемого топлива. Наибольшей среди перечисленных неистощимых возобновляемых мощностей составляет гидромощность рек, использование которой сопряжено с нарушением больших территорий, покрытых естественным сообществами. Остальные виды неистощаемой мощности (ветровая, геотермальная и приливная) на порядок меньше гидромощности рек (Горшков, 1995). Поэтому после истощения запасов жидкого и газообразного топлива энергетическая мощность цивилизации неизбежно упадет, по красней мере, на порядок величины. Это неизбежно приведет к сокращению антропогенной доли потребления продукции биосферы с современных 10% до 1%. Этого достаточно для остановки глобальных изменений за счет частичного восстановления потенциала биотической регуляции окружающей среды. Выход на необходимую максимальную скорость регуляции окружающей среды за счет дальнейшего сокращения антропогенной доли потребления может быть растянут на несколько столетий без угрозы потери устойчивости окружающей среды.

Очевидно, что сокращение антропогенной доли потребления продукции биосферы не может происходить за счет сокращения на порядок величины доли потребления каждого человека. Поэтому основной проблемой современности является проблема сокращения численности населения.

Если необходимость глобального сокращения численности населения будет осознана, и эта задача ясно поставлена, то человечество сможет успеть подготовиться к быстро наступающим изменениям и сохранить цивилизацию и жизнь на нашей планете. Уже существующая мощность цивилизации достаточна для полного уничтожения ненарушенной биоты на всей территории планеты, включая поверхности как суши, так и океана. Внезапность осознания существующим или растущим по численности человечеством неизбежности конца цивилизации, поддерживаемой энергией ископаемого топлива, вызовет попытки сохранения численности людей любыми средствами. В этой ситуации глобальная биота может быть полностью уничтожена, а биотическая регуляция окружающей среды необратимо утрачена. Человечество должно предотвратить возможность осуществления этого сценария.

Наиболее опасная ситуация возникнет при открытии (как упоминалось выше, очень маловероятном) возможности использования неограниченной по своим запасам термоядерной энергии. В этом случае в состоянии эйфории вседозволенности при рассмотрении биосферы как ресурса цивилизации, продолжении экономического роста и роста численности населения планеты неизбежно произойдет ликвидация всей ненарушенной биоты биосферы со всеми вытекающими последствиями.

Планомерное сокращение численности населения может быть решено только мерами по сокращению рождаемости. Сокращение рождаемости путем перехода к однодетному рождению в стационарной (не растущей) популяции, как нетрудно сосчитать, обеспечивает уменьшение численности населения на порядок величины в пределах одного столетия. Для первоначально растущей численности населения этого недостаточно и требуются более строгие меры с полным отказом от рождаемости детей у значительной части населения. Существующие уравнения Лотки (Lotka, 1925), связывающие возрастное распределение со скоростью изменения численности населения, позволяют проводить строгие и достоверные расчеты. Нетрудно убедиться, что сокращающееся население экономически оказывается более благополучным, чем растущее с той же скоростью. Это связано с тем, что экономическая нагрузка детьми (не способными к самообеспечению) всегда меньше экономической нагрузки стариками (большинство из которых способны обеспечивать себя до самой смерти). Описанные демографические проблемы должны иметь наивысший приоритет среди всех проблем цивилизации.

Депопуляция в любой стране до сих пор вызывает опасение утраты конкурентоспособности всей нации, населяющей страну, и колонизации территории страны другими нациями, продолжающими увеличивать численность своего населения. Теперь страны, обладающие потенциалом ядерного сдерживания, могут не опасаться происходящей в них депопуляции. Однако настало время пересмотреть отношение к депопуляции во всех странах мира, независимо от наличия или отсутствия потенциала ядерного сдерживания.

Продолжение роста численности населения планеты и имевшая место в прошлом и продолжающаяся до сих пор колонизация медленно размножающихся народностей быстро размножающимися народностями может в настоящую эпоху привести к потере цивилизации и жизни на нашей планете.

 

Литература

Материалы по концепции биотической регуляции окружающей среды могут быть получены на сайте http://www.biotic-regulation.pl.ru.

Больцманн К. (1953) Лекции по теории газов. Москва, ГИТТЛ, 554 с.

Горшков В.Г. (1995) Физические и биологические основы устойчивости жизни. Москва, ВИНИТИ, 471 с.

Горшков В.Г. (1996) Запасы и потоки информации в биоте и цивилизации. Доклады РАН, 350(1), 135-138.

Горшков В.Г., Макарьева А.М. (1997) Зависимость гетерозиготности от массы тела у млекопитающих. Доклады РАН, 355(3), 418-421. Полный текст (PDF, 0.5 Мб).

Горшков В.В., Горшков В.Г., Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С., Макарьева А.М. (1999) Биотическая регуляция окружающей среды. Экология, ? 2 (1999), 105-113. Аннотация, HTML-версия, полный текст (PDF, 710 Кб).

Горшков В.Г., Макарьева А.М. (2001) К вопросу о возможности физической самоорганизации биологических и экологических систем. Доклады РАН, 378(4), 570-573. Полный текст (PDF, 0.3 Мб).

Горшков В.В., Горшков В.Г., Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С., Макарьева А.М. (2002) Информация в живой и неживой природе. Экология, ? 3 (2002), 163-169. Аннотация, полный текст (PDF, 480 Кб).

Коммонер Б. (1974) Замыкающийся круг. Л., Гидрометеоиздат, 289 с.

Макарьева А.М., Горшков В.Г. (2001) Парниковый эффект и проблема устойчивости среднеглобальной температуры земной поверхности. Доклады РАН, 376(6), 810-814. Полный текст (PDF, 0.7 Мб).

Шеннон К. (1963) Работы по теории информации и кибернетике. Москва, Иностранная Литература, 39 с.

von Bertalanffy L. (1968) General systems theory. George Braziller, New York.

Brillouin, L. (1956). Science and Information Theory. Academic Press, New York.

Budyko M.I. (1969) The effect of solar radiation variations on the climate of the earth. Tellus, 21, 611-619.

Cohn J.P. (1986) Surprising cheetah genetics. Bioscience, 36, 358-361.

Gorshkov V.G., Makarieva A.M. (1998) Impact of terrestrial and oceanic biota on the modern carbon and oxygen cycles. Экологическая химия, 7(2), 129-137. Аннотация (рус.), полный англ. текст (PDF, текстовая версия: 240 Кб; оттиск статьи (с подписями к рисункам на русском яз.): 1.22 Mb).

Gorshkov V., Makarieva A., Mackey B., Gorshkov V. (2001) Biological theory and global change science. Global Change NewsLetter, 48, 11-14. Полный текст (PDF, 0.3 Мб).

Gorshkov V.G., Gorshkov V.V., Makarieva A.M. (2000) Biotic Regulation of the Environment: Key Issue of Global Change. Springer-Praxis Series in Environmental Sciences, Springer-Verlag, London, 367 pp. Contents.

Gorshkov V.G., Makarieva A.M. (2002) Greenhouse effect dependence on atmospheric concentrations of greenhouse substances and the nature of climate stability on Earth. Atmos. Chem. Phys. Discuss., 2, 289-337. Аннотация, PDF и обсуждение.

Ingersoll A.P. (1969) The runaway greenhouse: A history of water on Venus. J. Atmos. Sci., 26, 1191-1198.

Kooijman, S.A.L.M. (2000) Dynamic Energy and Mass Budgets in Biological Systems. Cambridge University Press, Cambridge.

Lotka A.J. (1925) Elements of Physical Biology. Williams Wilking Co., Baltimore.

Makarieva A.M. (2001) Variance of protein heterozygosity in different species of mammals with respect to the number of loci studied. Heredity, 87(1), 41-51. Аннотация, полный текст (PDF, 0.4 Мб), база данных (HTML, 0.1 Мб).

Makarieva A.M., Gorshkov V.G., Mackey B., Gorshkov V.V. (2002) How valid are the biological and ecological principles underpinning Global Change science? Energy & Environment, 13(3), 299-310. Аннотация, полный английский текст (PDF, 500 Кб).

Meadows D.H., Meadows D.L., Randers J. (1992) Beyond the Limits. Chelsea Green Publ. Co, Post Milles Vermont.

Meadows D.H., Meadows D.L., Randers J., Behrens W.W.III (1972) The Limits to Growth. Potomac, New York.

Mesarovic M., Pestel E. (1974) Mankind at the Turning Point. Dutton, New York.

North G.R., Cahalan R.F., Coakley J.A. (1981) Energy balance climate models. Rev. Geophys. Space Phys., 19, 91-121.

World Resources 1988-1989 (1988) 16. Land Cover Settlements. Basic Books. Inc., New York, pp. 64-265.

 

ПОПУЛЯРНО О БИОТИЧЕСКОЙ РЕГУЛЯЦИИ

 

Главная страница по-русски Английская версия текущего документа   29 июля 2003 г.
© В.Г. Горшков, А.М. Макарьева, 2003